ДАЙТЕ МАСЛА В ГОЛОВУ!


О возможности инноваций в строительной отрасли рассказывает капитан проектной команды Niners и участник 12 потока «Лидеров производительности» Игорь Носков, прошедший путь от каменщика до владельца собственного бизнеса.

Алексей Неволин: Игорь, на «Лидерах производительности» вы числились как заместитель директора по строительству ЗАО БЗСН.

Игорь Носков: Должность заместителя директора по строительству ЗАО БЗСН (Белорецкий завод сеток и настилов) достаточно условна. В холдинге я занимаюсь неnoskov_1.jpg самим строительством, а развитием строительной продукции. В структуре холдинга БЗСН создано отдельное подразделение – Научно-производственное объединение 22, которое я возглавляю.

Алексей Неволин: То есть, вы – владелец этого бизнеса?

Игорь Носков: Да, совместно с Артемом Гурштейном, который тоже обучался на ЛидерахПРО. Собственно, он меня туда и затянул – и не скажу, что насильно.

Я всегда вижу пользу от любого обучения. Даже если мне не всё нравится, что-то для себя выношу в любом случае. На «Лидерах производительности» мне понравилась львиная доля процесса обучения – все игровые моменты, маркетинг, всё, что касалось непосредственно моего профиля деятельности.

Вообще, внедрение, научные разработки, стандартизация, нормативы в строительной отрасли достаточно инертны. Туда с «простой душой», что называется, не зайти. Для этого надо завершить достаточно большой путь, который мы успешно, слава Богу, прошли. Мы закончили один из важных этапов – этап стандартизации. Теперь можем к проектировщикам заходить не просто с «Здравствуйте, у нас есть вот такая здоровская штука», а «Здравствуйте, у нас есть здоровская штука, а у вас – законные основания включить ее в любой из своих проектов!».

Алексей Неволин: Какая здоровская штука, Игорь?

Игорь Носков: Несъемная опалубка, очень легкая, гибкая. Интересная для строителей вещь: где они раньше должны были либо «похоронить» щитовую опалубку, либо истратить много пиломатериалов. Теперь можно использовать наш продукт, который называется Proster®21. Это новый вид опалубки, и он уже очень хорошо воспринят рынком.

Алексей Неволин: У меня по ходу беседы возникло много вопросов. Почему вы назвали свою компанию НПО 22?

Игорь Носков: У меня два объяснения. Первое – это из братьев Стругацких – «Полдень, 22-й век». Второе – есть такое произведение Джозефа Хеллера «Уловка 22». Если объединить оба произведения – одно про мечту, другое про сюр-реальность, – получается примерно то, чем приходится заниматься в нашем российском бизнесе.

Алексей Неволин: Откуда вообще появились потребность, идея, желание сделать новый продукт? Почему не продолжать развиваться количественно? Почему вы пошли на качественный скачок?

Игорь Носков: Момент уже настал. В секторе декоративных и строительных сеток экспансивно стало сложно расти.  И вот компаньон Артем искал варианты для диверсификации, в том числе, обратился ко мне. Он знал, что я давно, хорошо и много строю. «Посмотри, пожалуйста, такая идея есть, пойдет ли?». В Германии на каждой полке в строительных магазинах такие аналоги лежат, а у нас их никто не выпускает. Я посмотрел, высказал свои замечания, идеи, и уже через несколько месяцев мы организовали совместное предприятие и начали работать.

Алексей Неволин: То есть, вы увидели за рубежом аналоги, которые усовершенствовали на наш лад?

Игорь Носков: Да дело в том, что этот продукт не надо совершенствовать на наш лад, – он немцам и прочим европейцам менее близок по менталитету, чем нам. Это такая вещь… Грубо говоря, «поставил и забыл». Дальше ты ее нигде не учитываешь, никуда не перевозишь. Я стройку всю протопал от каменщика до директора и знаю, сколько, где и как теряется оборудования и материалов. Когда продукт такой, что его можно быстро взять «с колес», использовать и забыть, то это...

Алексей Неволин: Это под наш менталитет подходит?

Игорь Носков: Да, именно!

Алексей Неволин: Интересно. Помимо «Простера 21» идет еще какая-то работа по поиску новых направлений? Или сейчас главное – внедрить новый продукт?

Игорь Носков: Задача – внедрить, в первую очередь. Развить то, что уже есть. Помимо повышения производительности, которое дает эта опалубка сама по себе, можно еще эту тему развить в разрезе сопутствующих товаров и услуг. Но это я держу до того момента, когда конкуренты выйдут на рынок с простым аналогом. Я буду уже на шаг впереди.

Алексей Неволин: Вы прошли путь от каменщика до директора. Как вы оцениваете перспективы нашего рынка строительства? Насколько мы быстро развиваемся, что нас тормозит? В менталитете, в инструментах?

Игорь Носков: Что касается непосредственно строительного рынка, тут однозначный тормоз – низкая технологичность. Например, в японском строительстве только для монолита существует масса разных приспособлений, примочек, инструментов. Это первое. Второе – у них организация и логистика выстроены на порядок лучше, чем у нас. И самое главное – автоматизация. За российское строительство я могу сказать только, что один из ведущих производителей 3D-принтеров для строительства – это наша российская компания из Иркутска. Но в России эти принтеры не интересны, потому что есть дешевый труд, ломик и «такая-то мать». Даже на строительстве самых больших, «нарядных» домов.

Максимум, чего мы достигаем, – это организация строительства непосредственно на площадке. Я бы сказал, что наш менеджмент среднего звена будет посильнее зарубежного. Но всё, что чуть выше и чуть ниже – это… Не буду ругаться, скажу: это очень большие точки роста.

Алексей Неволин: Мне всегда казалось, что в строительстве много денег. Почему бы не закупить роботов, дорогую технику? Менталитет нас сдерживает?

Игорь Носков: Тут надо понимать, что на разных уровнях разные деньги, и пока они доходят до тех, кто непосредственно строит, это уже совсем не те деньги, на которые можно даже подумать о роботах, не то чтоб их купить. Честно скажу, что малые и средние подрядные организации возглавляются людьми, которые не готовы к новому, потому что еще со старого можно много-много чего настричь. Очень большая инертность на этом уровне, но тем не менее, если бы всё было совсем плохо, то я бы никогда не зашел на рынок с новой опалубкой. Как известно, 5% инноваторов так или иначе на рынке присутствует.

Алексей Неволин: Расскажите немножко о проектной работе на «Лидерах производительности».

Игорь Носков: Началось всё с учебы, «дали масла в голову», что называется. На «Лидерах» присутствует, пожалуй, одна из лучших вещей, которую я для себя вынес как лучшую практику. Я про игры. Наверное, даже в обычном бизнесе нужно какую-то игрофикацию вводить. Вот, стоит у меня шагомер на телефоне, вышагал норму, – тебе фанфары играют.

Очень хочется каждый день фанфары слышать! То же самое с нематериальной мотивацией. Соревновательные моменты сильно мотивируют на движение вперед. В проектной команде мы настолько сплотились на игровой сессии, что дальше нам не надо было друг к другу притираться. Ругань осталась позади.

Алексей Неволин: Вы были капитаном команды?

Игорь Носков: Честно скажу, не планировал им быть, но за меня проголосовала вся команда. Видимо, понравился.

Алексей Неволин: Заказчиком проекта выступал Красноярский комбинат металлических и железо-бетонных конструкций. Что получилось в результате сделать?

Игорь Носков: Директор АО «КЖБМК» Любовь Самохвалова нам сразу показала, что есть продукт, который рынок знает, любит и хочет. И если мы умножим надвое егоnoskov_2.jpg производство, то всё заберут просто без каких-то ни было дополнительных затрат на маркетинг и рекламу.

Алексей Неволин: То есть, вы увеличивали объем производства?

Игорь Носков: Да, за счет оптимизации, за счет сокращения, вроде бы, мелочей. Но в итоге получилось, что на искомые-требуемые 33% предприятие сможет выйти не то, чтобы за три года, а гораздо быстрее, если введет все улучшения, которые мы увидели. Профили членов команды являлись абсолютно разными. Один – дорожник, второй – из мясного производства. Снабженец, агроном… Суммарный опыт был большой. Случались, конечно, моменты не конфликта, а конструктивного «громкого» обсуждения. Но в итоге заканчивалось тем, что

человек, который выдвигал альтернативную точку зрения, не оставался обиженным, что «меня не послушали». Он оставался убежденным, что «это тоже «да», но, может быть, в другой раз.

Алексей Неволин: Задача была на 1/3 увеличить производительность?

Игорь Носков: Да, к концу 2022 года, то есть за три года. Но, по факту, дорожная карта, которая была нами разработана, приводила где-то к 2021 году. Практически, в два раза быстрее.

Алексей Неволин: Вы занялись бережливым производством, но при этом затронули в проекте нематериальную мотивацию и наставничество?

Игорь Носков: Посчитали текучку, она была что-то вроде 60% в год, то есть из десяти человек шестеро за год увольнялись. Мы ввели систему поощрения за рац. предложения, я подсмотрел на стажировке такую лучшую практику. Ввели в положение о бригаде, как у японцев, доплату за выслугу лет. Плюс, наставничество.

Алексей Неволин: Здорово! Уменьшилась текучка или сложно пока говорить?

Игорь Носков: Сейчас данных нет, на конец года – посмотрим. Я думаю, что уменьшится, потому что наш проект только запалом послужил.

Алексей Неволин: Есть ли у вас команда в НПО 22?

Игорь Носков: Командой это нельзя назвать, это зародыш команды. Бухгалтерии своей нет, она на аутсорсе, в холдинге, чтобы не отвлекаться на «земное». Чтобы участвовать во всех научных разработках, чтобы лезть в рынок глубже, чтобы понимать «где еще?».

Алексей Неволин: А научные разработки сколько человек делают?

Игорь Носков: Трое. Я и еще два человека.

Алексей Неволин: По каким критериям вы выбрали этих людей?

Игорь Носков: У меня хорошие связи здесь с МГСУ, это профессура, они понимают, какие у них студенты на выходе. Как в каком-то кино: «Хочешь, чтобы яблоко было не битым, срывай его с яблони». Я по этому принципу и пошел. Да, они молодые, их надо еще многому обучить, но та энергия, которая у них есть... Все эти затраты окупаемы. Т.к. у нас продукт инновационный, и опыта у меня самого вначале не было, то, я думаю, что это самое разумное – взять молодых и научиться по пути вместе.

Алексей Неволин: Много ли было собеседований или сразу взяли тех двух?

Игорь Носков: Нет, конечно, нет. Отсеял до этого человек тридцать.

Алексей Неволин: Какие критерии у вас были?

Игорь Носков: Во-первых, я смотрел, чем человек занимается, когда он не на работе. Если человек отвечает мне «я смотрю телевизор», сразу нет. Если говорит, что читает книги, сам что-то пишет, то сразу же попадает в шорт-лист. Деятельность у нас связана со статейной базой, нужно много читать и говорить, мы создаем сейчас очень много материала, контента.

Человек должен быть творческий, во-первых, а во-вторых, должен понимать, что он творит, в конце концов.
Очень много сейчас копирайтеров, которые могут написать про что угодно, но читать их невозможно.

Алексей Неволин: Какие еще были критерии для отбора?

Игорь Носков: Знание отрасли, само собой. Понятное дело, что стройки во всех ее проявлениях они не видели, и не приведи им Бог.

Готовность встать и поехать с фотоаппаратом куда-то на объект и не постесняться замарать ноги тоже была одним из главных критериев. Они должны были быть со мной одной крови.

Алексей Неволин: То, что вы вышли на новый продукт, это характерно для нашей сегодняшней строительной отрасли?

Игорь Носков: Кто-то всегда ищет новое. Есть люди-локомотивы, которые занимаются этим профессионально. Московский рынок кажется большим, но, на самом деле, серьезных игроков там по пальцам пересчитать. И все серьезные игроки занимаются поиском и отработкой инноваций.

Алексей Неволин: Ваше НПО 22 планирует создавать другие продукты?

Игорь Носков: У нашего продукта Proster®21 очень большой потенциал автоматизации и роботизации. Начиная с выпуска полуфабрикатов, полуавтоматических комплексов. Скорее всего, рынку будет неинтересно, но только до тех пор, пока это широко не шагнет.

Алексей Неволин: Игорь, насколько «Лидеры производительности» поменяли ваши взгляды на бизнес?

Игорь Носков: Не скажу, что поменяли, но подкрепили мою уверенность в том, что производство, непосредственно «железо» – это сегодня уже не первое дело. Есть очень много идей, что и как сделать. Вопрос, как создать этому ценность в глазах потребителя. Николай Соустин, наш преподаватель по маркетингу, очень меня в этом вопросе укрепил. Я двигался в маркетинговом направлении, лез в глубокие потребности и ценности клиента. А он еще подкинул инструментов полезных, которые жизнь упрощают на порядок.

Алексей Неволин: Можете привести какой-то пример из рабочих инструментов?

Игорь Носков: Кривая потребительской ценности.
Рисуешь кривую, обрисовывающую, каким тебе кажется твой продукт, какую он роль играет. Потом черезnoskov_3.jpg опросы\интервью\разговоры получаешь обратную связь от людей, и оказывается, что не сильно и не везде наши оценки совпадают. Начинаешь двигаться в сторону клиента, и это сразу же отражается на продажах. Мгновенно.

Алексей Неволин: Что бы вам хотелось пожелать нашим читателям?

Игорь Носков: Очень рекомендую руководителям, собственникам практически в обязательном порядке пройти обучение. Я бы порекомендовал выбрать «Лидеров производительности», но если уж не их, то хотя бы какие-то минимальные курсы по маркетингу пройти. Чтобы не думали, что вы сейчас все такие красивые придете, и у вас сразу же всё купят и с руками оторвут. Нет!

Деньги – у клиента, и клиент с ними готов расставаться только за очень ценные для себя вещи.
Хотелось бы донести это до каждого, начиная с рабочего до руководителя-собственника.

Алексей Неволин: Насколько в строительной сфере популярно обучение рабочих?

Игорь Носков: Абсолютно не популярно. К рабочим относятся как к людям второго сорта - независимо от национальности. Есть элита, которая работает в реставрации, в реконструкции, в элитной отделке, но даже на стройках небоскребов работают те, кто вчера пахал и сеял. Те, кто готов выкладываться, скованы непостоянством рынка: не факт, что у тебя завтра будет столько же объектов, сколько и сегодня, а в рабочих ты уже вложился. И их либо заберут конкуренты, либо они разбегутся по своим щелям, и ты их больше не увидишь.

Алексей Неволин: На стройке основная головная боль, с точки зрения безопасности, всегда была связана с подрядчиками. Бывает так, что человек пришел и сразу погиб, даже не успел все документы оформить. Такая ситуация сохраняется в строительной отрасли?

Игорь Носков: Да. От этого, к большому сожалению, не уйти. Честно скажу: я всем этим занялся, потому что одной из жизненных целей себе поставил превратить строительную отрасль из низкотехнологичной в высокотехнологичную. С минимальными затратами человеческого труда. Пусть лучше эти люди пашут и сеют, чем падают с десятого этажа.

Алексей Неволин: То есть, роботизация?

Игорь Носков: Да. Потому что стройка всегда была, есть и будет опасным производством. Мы тут не крестиком вышиваем. Это либо высота, либо масса, либо острые предметы. Надо уходить от людей. Чем мне понравилась контора из Иркутска, которая занимается 3D-принтерами? Сидит рядом с принтером парень в рубашке и джинсах, никакого касательства к конструкциям не имеет, только управляет принтером. Тот всё напечатал, – его собрали и увезли. Роботизация стройки – вопрос времени. Как с монолитным строительством: сначала из-за рубежа задорого завозили, потом сами научились. Российские компании сегодня учатся уже быстрее, чем вчера. Поэтому, я думаю, у таких проектов, как наше НПО 22, есть будущее.






Релевантные новости

ТОП-РАБОТОДАТЕЛЬ: НАЧАЛО

Проект по созданию системы мотивации – очередная ступенька, ведущая к обеспечению жизнестойкости компании. Арсений Иванов, директор ООО «ТД-холдинг» из Краснодарского края и участник 21 потока ЛидеровПРО, намерен вывести ТД-холдинг на ведущие позиции рейтинга лучших работодателей страны.

Подробнее

САМОРАЗВИТИЕ КАК САМОСПАСЕНИЕ

Лайфхаки выживания для частных предприятий!
НТЦ «Приводная техника». Промышленный холдинг; основное предприятие расположено в городе Челябинск. Образован в 2000 году. Состоит из четырех базовых дивизионов: металлургический дивизион, нефтегазовый дивизион, дивизион электродвижения, дивизион комплексных работ. Частное семейное предприятие. 270 сотрудников.

Подробнее

ДОЛГО И ПРИЦЕЛЬНО

О работе с целевыми группами, двусторонних коммуникациях и битве за вовлеченность на предприятии, где работает 5,5 тысяч человек, рассказывает Андрей Чирков, отвечающий на Улан-Удэнском Авиационном заводе за корпоративную культуру и внутренние коммуникации. Андрей – заказчик проекта «Повышение вовлеченности персонала АО У-УАЗ» и участник 15 потока программы «Лидеры производительности».

Подробнее

Вход
Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь
на мероприятие !
Отправить запрос